Корзина
Нет отзывов, добавить
Контакты
ЗАО «ПФ «СКБ Контур»
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или индивидуального предпринимателя.
+7 показать номер
+7 показать номер
Максим Левыкин
РоссияНовосибирская областьНовосибирскФрунзе, 5 офис 715630091
Карта

А на том ли мы экономим?

А на том ли мы экономим?
А на том ли мы экономим? Проведенный анализ позволил выявить интересную закономерность. ­­­ Организации, имеющие средние или высокие показатели относительной бюджетной экономии (более 25%) обеспечивают небольшой вклад в абсолютную экономию, измеряемую в рублях. Другими словами, наибольшая относительная бюджетная экономия характерна преимущественно­­­ для заказов и контрактов с незначительной ценой. При этом даже не очень большая относительная экономия в дорогих и сверхдорогих контрактах формирует наибольший абсолютный объем сэкономленных бюджетных средств. Прежде всего, напомню, что в нашей стране слово «экономия» полностью подменила слово «эффективность"­­­ и при оценке эффективности размещения государственног­­­о и муниципального заказа в качестве основного показателя рассматривается­­­ только размер экономии бюджетных средств, рассчитываемый как разница между начальной (максимальной) ценой контракта, предполагаемой заказчиком, и ценой, по которой была произведена закупка. Значительная же экономия средств при размещении государственног­­­о и муниципального заказа косвенно свидетельствует­­­ о недостатках в работе заказчика в части планирования и, как следствие, неэффективности­­­ использования бюджетных средств (избыточности их выделения, при формировании бюджета на основе подобных прогнозов). Но, тем не менее, все равно, прослеживается тенденция — чем дешевле заказ – тем выше экономия. Чем объяснить такую закономерность? ­­­ В первую очередь – основную массу «мелких» заказов составляют те заказы, в которых закупается стандартная продукция, для которой существует функционирующий­­­ рынок. Это канцелярия, хозяйственные товары, расходные материалы и т. п. Поэтому нет ничего удивительного в том, что наибольшее снижение начальной цены наблюдается при размещении именно таких заказов. Фирм, занимающихся поставкой подобной продукции, тысячи, следовательно, и гораздо больше участников. И надо очень уж «постараться», чтобы отбить у них охоту поучаствовать в торгах. Кроме того, в силу «массовости» такого рынка, изрядный процент к количеству участников добавляют «зеркала» — фирмы, созданные одним и тем же лицом, зачастую, являющиеся еще и недобросовестны­­­ми поставщиками. Как пример можно вспомнить уже набившие оскомину истории с массовым участием таких «зеркал» в торгах на поставку расходных материалов (картриджей). На размещенное извещение откликается, в том числе, несколько, на первый взгляд, совершенно независимых фирм, но на самом деле, являющихся, по сути, одним и тем же лицом. Об этом догадаться не сложно, поскольку их заявки (как, впоследствии и жалобы) абсолютно идентичны, вплоть до орфографических­­­ ошибок, «прыгания» шрифта, излишних пробелов и т. п. Кроме того, в тех заявках, где участники все-таки писали свои данные, в глаза сразу бросался одни на всех номера и домен в адресе электронной почты. Позвонив по указанному в заявке телефону, абонент слышал первый вопрос – а в какую фирму надо? Причем безошибочно можно попасть в любую из 2/3 участников аукциона. А поскольку эти «зеркала» сделали своим бизнесом недобросовестну­­­ю конкуренцию, а зачастую и откровенно мошенническую деятельность, они совершенно безболезненно «роняют» цены на торгах. И появляются бравые отчеты о небывалой экономии – 30, 50, 90%. Даешь конкуренцию! Но эта «конкуренция» идет сугубо по цене — без реального учета качества товаров. В результате экономия, полученная в ходе торгов, полностью нивелируется потерями от крайне некачественных поставок. Другое дело более сложные закупки – например, в области здравоохранения­­­. Это и сложнейшее медицинское оборудование, и серьезнейшие научные разработки и, наконец, просто закупка препаратов, в которых у нас не особо высока конкуренция. В конце концов, сфера здравоохранения­­­ это не просто материально-тех­­­ническое обеспечение, от качества товаров, работ, услуг напрямую зависит здоровье, а порой и жизнь людей. И вот здесь «экономия» отходит уже совсем на дальний план. Ну а поскольку в стране давно полным ходом идет реформа здравоохранения­­­ (конечно, с пробуксовками), ­­­ то и средства направляются в эту область соответствующие­­­. Отсюда и крупные контракты. Причем не только на закупку, например, самого оборудования, но и на сопутствующий ремонт. Ведь нельзя купить томограф и просто поставить его в кабинете без соответствующег­­­о ремонта помещения (например, укрепления пола для установки антивибрационно­­­й плиты). А такой ремонт уже сложно выполнить фирме, созданной за неделю до торгов, да еще состоящей из директора и бухгалтера в одном лице и рассчитывающей на рабочую силу из ближнего зарубежья с нулевой квалификацией. Кроме того, создатель такой фирмы, опять же, прекрасно понимает, что, в случае срыва такого серьезного контракта ему грозят большие неприятности. Поэтому конкуренция в этом сегменте строительного рынка гораздо ниже, отсюда и незначительное снижение начальных цен, а зачастую, и просто несостоявшиеся торги. Но можно ли назвать такие торги неэффективными? ­­­ Я бы не рискнул. Все-таки госзаказ, впрочем, как и любую другую сферу, нельзя причесывать под одну гребенку. Нельзя все закупки рассматривать только с точки зрения исключительно экономии и превентивности борьбы с коррупцией (ни в коем случае я не выступаю против этой борьбы). Но, посудите сами – в ситуации, например, с «северным завозом», будет ли интересовать жителей отдаленных поселений, что «благодаря» героической борьбе за бюджетную экономию, они остались на зиму без угля и их дети будут замерзать? А все потому что «благодаря» такой конкуренции, торги выиграла «Рога и копыта», не имеющая ни опыта подобных поставок, ни необходимой материальной базы. И какая разница будет потом, что эту фирму наказали, внеся в реестр недобросовестны­­­х поставщиков и удержав обеспечение контракта (причем, тоже не факт, что взыскать получится, по оценкам экспертов доля сомнительных банковских гарантий в госзакупках доходит до 30%, договоров поручительства превышает 90%, а случаи успешного получения суммы обеспечения заказчиками единичны). Для полноты картины приведу прошлогодний случай с вакцинацией. Заказчик N объявил торги на проведение вакцинации, сразу двух этапов. Почему двух? Потому что вакцинация эффективна только при проведении ревакцинации (повторной прививки). Но Федеральная антимонопольная­­­ служба посчитала, что второй этап вакцинации (ревакцинацию) вполне может провести другая фирма и выдала предписание устранить нарушения. Что ж, «делать нечего, портвейна он отспорил, чуду-юду победил и убег» … «убег» победитель вторых торгов и вся вакцинация пошла «коту под хвост». Так неужели нам так важна эта эфемерная экономия, при условии, что итог может оказаться весьма плачевным? Я думаю, ответ не требуется. Подытоживая, хочется сказать, что «не все золото, что блестит», в смысле, что при нашей современной системе закупок крайне необходимо задаваться не только вопросом «А на том ли мы экономим?», но, что хоть и печально, и вопросом «А нужна ли нам экономия?»

Тендеры. ру

Предыдущие статьи